Дмитрий Мамин-Сибиряк написал «Алёнушкины рассказы» и «Серую шейку», чтобы хоть немного развлечь больную детским церебральным параличом дочь Алёнушку, мать которой скончалась из-за тяжёлых родов.

Дмитрий Наркисович Мамин, которого читатели знают под фамилией Мамин-Сибиряк, родился 6 ноября 1852 года в поселке Висим в Пермской губернии в семье потомственного священника Наркиса Мамина. Детство своё писатель вспоминал благоговейно: «Не было ни одного горького воспоминания, ни одного детского упрека» и в своих многочисленных письмах родителям слова «Мама» и «Папа» писал с большой буквы.

А вот во взрослой жизни Дмитрию оказались уготованы страшные испытания бедностью, тяжёлыми болезнями, десятками неизданных произведений и драмой в личной жизни…

«Написал 100 томов, издали 36»

Учась в Екатеринбургском духовном училище, Дмитрий Мамин практически голодал. Про тот период он напишет позже: «училище не дало ничего моему уму, не прочитал ни одной книги… и не приобрел никаких знаний».

Далее была учёба на ветеринарном отделении Медико-хирургической академии Санкт-Петербурга. Не закончив обучения, он перешел на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Чтобы хоть как-то прокормиться, писал в газеты, зарабатывал репетиторством. «Я три года по 12 часов в день бродил по частным урокам». Жизнь того периода писатель вспоминал как тяжелейший период — порой у него не было еды в течение нескольких дней, одежда была старая, дырявая. Конечно же, постоянное недоедание и переохлаждение дали о себе знать — Дмитрий заболел тяжёлой формой туберкулёза. Из-за болезни он бросает учёбу и уезжает на Урал в город Нижняя Салда, куда к тому времени переехали его родители. Но вскоре на будущего писателя обрушилось новое несчастье — от тяжёлой болезни уходит из жизни отец. И Дмитрий берёт на себя все заботы по содержанию матери и сестры.

Пытаясь заработать, он буквально не встаёт из-за стола и пишет, пишет статьи, очерки, романы. Это был тяжелейший период, который не всякий бы смог пережить — в течение 9 лет. Мамин посылал десятками свои труды в самые разные редакции и везде получал отказ. «Наберется на 100 томов, а издано только 36», — признавался он позже. Подписывался автор Дмитрий Сибиряк — тогда всё, что находилось за Уральским хребтом, считалось Сибирью. А под романами писатель ставил подпись Мамин-Сибиряк. В отличие от других писателей, Мамин-Сибиряк владел едва ли не всеми литературными жанрами: роман, очерк, повесть, рассказ, сказка, легенда.

Только в 1881 году в газете «Русские ведомости» в Москве наконец опубликовали серию очерков «от Урала до Москвы». Позже в журнале «Дело» Санкт-Петербурга были напечатаны очерки об Уральской земле и роман «Приваловские миллионы».

М. Горький, Д. Н. Мамин-Сибиряк, Н. Д. Телешов и И. А. Бунин. Ялта, 1902

М. Горький, Д. Н. Мамин-Сибиряк, Н. Д. Телешов и И. А. Бунин. Ялта, 1902 г. Журнал «Нева», № 49, 1914. С. 947.

«Слишком многим ей обязан»

Этот роман, кстати, он заканчивал в сентябре 1883 года в доме Марии Якимовны Алексеевой, с которой писатель прожил в гражданском браке с 1878 по 1891 годы. Народник Сергеев из Нижнего Тагила вспоминал, что она была одной из образованнейших по тогдашнему времени женщин на Урале, владела несколькими иностранными языками, была хорошим литературным редактором, играла на рояле. Мария Якимовна была старше Мамина-Сибиряка и ради молодого писателя ушла от мужа, даже несмотря на наличие трёх детей. Она редактировала произведения Дмитрия, иногда даже переписывая целые куски заново и не давала ему впасть в меланхолию из-за того, что романы не печатаются.

Дмитрий в одном из писем напишет своей матери: «Я слишком многим обязан Марии Якимовне во всём, а в моих рассказах добрая половина принадлежит ей», «она всегда готова отдать последнее, чтобы помочь другому».

Благодаря Алексеевой Дмитрий Наркисович начал со временем более активно печататься, сумел скопить на дом в центре Екатеринбурга для матери и сестры. Были опубликованы крупные произведения «Хлеб», «Горное гнездо», «Золото», «Три конца». В романе «Три конца» Мамин-Сибиряк описал все тяготы жизни заводчан на Урале в первое десятилетие после отмены крепостного права. Классик Чехов скажет о стиле Мамина-Сибиряка: «У Мамина все слова настоящие, да он и сам ими говорит и других не знает».

И всё же для публики писатель многие годы был «талантливым провинциалом» и не более того. Его романы никогда не становились, выражаясь современным языком, бестселлерами, в отличие от произведений коллег. Это невероятно задевало Мамина-Сибиряка, в 1889 году он пожалуется другу в письме, что «подарил им целый край с людьми, природой и всеми богатствами, а они даже не смотрят на мой подарок». Столичная критика в упор не замечала его произведений, что крайне угнетало писателя. Он впал в депрессию, запил.

Мария Морицовна Гейнрих-Абрамова.

Мария Морицовна Гейнрих-Абрамова. Источник:

Яркая комета счастья

А вот дальше в жизнь Дмитрия Мамина-Сибиряка приходит не просто любовь — страсть. 40-летний писатель знакомится с 25-летней актрисой из Петербурга Марией Морицевной Гейнрих-Абрамовой и влюбляется в неё. Но роман их проходил в тяжелейших условиях — во-первых, муж не даёт Марии развода, во-вторых, все родственники и друзья отговаривают Дмитрия Наркисовича от этого союза, в-третьих, писателя мучает дикое чувство вины перед Якимовой, положившей на алтарь их семейной жизни буквально всё… В-четвёртых, из-за пересудов Абрамовой не дают играть…

В итоге Дмитрий Мамин-Сибиряк и Мария Абрамова уезжают в Санкт-Петербург. О том периоде Дмитрий Наркисович напишет одному из друзей, что в его жизни были «15 месяцев абсолютного счастья». 20 марта 1892 года возлюбленная писателя рожает девочку. Ребёнок достаётся огромной ценой — Мария Морицевна умерла на следующий день после родов. Мамин-Сибиряк напишет матери: «…счастье промелькнуло яркой кометой, оставив тяжелый и горький осадок… Грустно, тяжело, одиноко. На руках осталась наша девочка, Елена — всё мое счастье». В тот период Дмитрий Наркисович едва не покончил жизнь самоубийством, снова начал пить, едва не сошёл с ума. В письме сестре он говорит: «У меня одна мысль о Марусе… Хожу гулять, чтобы громко разговаривать с Марусей».

Рассказы для Аленушки

Единственное, что его держит на земле — больная детским церебральным параличом дочка, которую он зовёт Алёнушкой. Девочку помогает выхаживать няня, «тётя Оля» — впоследствии Ольга Францевна Гувале станет супругой Мамина-Сибиряка.

Сидя у кровати дочери, писатель рассказывает ей сказки. Так появился цикл произведений для детей «Алёнушкины сказки», вышедший в 1896 году. Мамин-Сибиряк говорит: «Это моя любимая книга. Её писала сама любовь».

К сожалению, много сил Дмитрию Наркисовичу пришлось потратить на то, чтобы добиться прав на отцовство. Ведь девочка значилась как «незаконнорожденная дочь мещанки Абрамовой».

И только спустя много лет благодаря огромным усилиям жены писателя Ольги Францевны в итоге официальные документы получены.

Д.Н. Мамин-Сибиряк, прикованный к постели. Рисунок Ив. Стеблов. Журнал «Огонёк», № 43, 1912

Д.Н. Мамин-Сибиряк, прикованный к постели. Рисунок Ив. Стеблов. Журнал «Огонёк», № 43, 1912 г.

Последний период жизни писателя был невероятно сложным. Один за одним уходят из жизни его друзья-писатели Антон Чехов, Глеб Успенский, Константин Станюкович, Николай Гарин-Михайловский. Самого Мамина-Сибиряка практически не печатают, он бедствует. В 1910 году умирает горячо любимая мать. В 1911 году у писателя случается кровоизлияние в мозг, его разбивает паралич. Летом 1912 Мамин-Сибиряк заболевает плевритом лёгких. Ушёл из жизни «певец Урала» в ноябре 1912 года в Санкт-Петербурге. Через два года умрёт от туберкулёза его любимая дочь Алёнушка.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here